1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Материалы

Багаевский городок

 

Как мы уже знаем, впервые о желательности построения казачьего городка на речке Багай сказано в решении войскового казачьего круга 6 февраля 1648 года, то есть ровно 365 лет назад.

Следующее русскоязычное упоминание уже отстроенного Багаевского городка мы находим в показаниях знаменитого донского атамана Фрола Минаева, который в 1672 году проехал от верховьев Дона до его  устья. Результатом этой поездки стало описание всех на то время существующих казачьих поселений. Их оказалось 52,  в числе которых между Бессергеневкой и Манычским он называет Багаевский городок. В частности,  в старинном документе «Дела Донские. Показание станичного атамана Фрола Минаева в Посольском приказе декабря 7 дня 1672 года» записано: «Декабря в 7 день в Посольском приказе донские казаки станичный атаман Фрол Минаев с товарищи сказал: с Воронежа де водяным путем поспевают к ним на Дон в Черкаский городок з великого государя з жалованьем с хлебными запасами недели в 4…а донские де городы стоят от Коротояка первый Мигулин. От Коротояка в Мигулин поспевают в 5 дней. А от Мигулина городы:… Мелехов, Бесергенев, Бугай, Маныч, Черкасской». От себя заметим, что Багай в данном документе звучит, как Бугай. Остается неясным, Бугай - это реальное имя городка на тот момент или ошибка писца Посольского приказа. Может это неточность донского атамана (что мало вероятно)? На самом деле нам представляется, что между термином Багай и Бугай особой разницы  нет, на что мы намекали в одной из своих прежних статей (Что в имени твоем станица?)

 

Как, оказалось,  есть более ранний документ, относящийся к багаевской старине XVII века.

 Он оставлен турецким путешественником Эвлия Челеби, который в январе 1667 г. про­ехал от Переволоки до Азова. Скажем сразу, записки Челеби своеобразны: с одной стороны, присутствуют явные преувеличения, с другой,- конкретная информация. Сам путешественник дает нереальное на тот период число казаков, домов, церквей и лавок в городках. Но обилие тонких замечаний на счет жизни степных воинов, обустройства их городков говорит о том, что записки являются ценным правдоподобным историческим материалом. Причины совмещения реального и фантастического в "Книге путешествия" Эвлии могут вытекать из особенностей средневековых описаний путешествий вообще.

Но вот беда! Большинство имен населенных пунктов у Эвлии Челеби не совпадают с известными нам русскоязычными названиями. В XX веке В.Н.Королев провел работу над турецким текстом и идентифицировал имеющиеся там имена городков. Данные  В.  Н. Королева на данный момент считаются самыми точными. Сопоставляя расстояния между населенными пунктами применительно к нашему району, он соотносит текст описания донских городков так: «МАХАЛ (предположительно Михалевский), КЮРЕН, КАРЫНА. (предположительно Бабский). МАЧКОВ (предположительно Багаевский или Маноцкий). Большая крепость.
ЖАПУХА. (предположительно Маноцкий или Багаевский)…» Стоп! В скобках мы видим замечания Королева. Он колеблется в своей идентификации «Маноцкий или Багаевский». Мы знаем, что Манычский городок древнее Багаевского на целых полвека. Логично предположить, что большой крепостью являлся именно Маныч, а не Багай. Однако,  упомянутое Эвлией «Мачков» куда ближе по звучанию к Манычу, чем неудобопроизносимая «Жапуха». Потому мы предполагаем, что «Жапуха» Эвлии и есть Багай образца 1667 года. К тому же Багай, которому отроду тогда было 19 лет, должен был носить следы новостроек (а в тексте путешественника именно новостройки) в сравнении со старым Манычем.

Что же турецкий путешественник пишет о Жапухе? «Расположен на северной стороне Дона неподалеку от Азова; вблизи городка "встречаются гористые и лесистые участки". В городке 10 тыс. воинов и немного татар-хешдек ("ибо говорят, что они уходят к османам, убегая в...Азов"). Большая деревянная крепость. "Во внутренней крепости есть прочные, кирпичные строения", а всего в городке до 10 тыс. "новых домов, крытых тростником и камышом", 40 церквей, "торговые ряды и базар очень красочны". "В прошлом этот большой город был мусульманским городом", и разрушил его Тимур; в окрестностях — "страна руин", которую путешественники едва пересекли за целый день. Автор "от самой Астраханской области ... не встречал такой плодородной земли, обилия жилищ и жителей"; места здесь изобилуют "лугами, усеянными тюльпанами", и "являются пастбищами и полем битвы ногайских татар".

Мы видим массу любопытных замечаний и явных преувеличений. Упоминания татар в городке правдоподобно. Несколько казачьих источников говорят нам о том,

что в Багай – городке первоначально жило много калмыков и татар (Донской аристократ и богач Алексей Мартынов оставил записки середины XIX века, в которых уверял, что казаки станиц Грушевской, Маноцкой, Багаевской и Илавлинской - калмыки и татары, принявшие христианство, а по Хопру, Медведице и Бузулуку - чернь русская").

 Большой деревянной крепости в нашем понимании у Багая – Жапухи не было. Археологические раскопки и описания многих других авторов подтверждают, что казаки ограждали свои поселения тыном, который Эвлия и выдает за деревянную крепость. Нет так же подтверждения существования кирпичных построек XVII  века ни в Маныче, ни в Багаевском. Так же как и сорок церквей – явный перебор. Ясно одно: Жапуха каким – то образом произвела на Эвлию большое впечатление. Из источников мы знаем, что именно в эти годы калмыки активно передвигаются от Волги к Дону, а казаки заключают с ними ряд обоюдовыгодных договоренностей. Может быть, такое многолюдное передвижение кочевников к Дону и ввело в заблуждение путешественника на предмет населенности округи?

Мы бы пропустили вторую часть рассказа турецкого путешественника без внимания, если бы не знали, что до могучего завоевателя Тамерлана (Тимура) у станицы в районе Артугана существовало средневековое поселение, а на правом берегу Дона обнаружены следы античной культуры. Даже после разрушения городов Тимуром жизнь там не прекратилась. Напротив, появилась фактория венецианских купцов. Так что замечание по поводу существования в окрестностях Жапухи древних руин не просто правдоподобно, оно верно! Кроме этого хочется дать выдержку из работы Андрея Чернова «Хроники изнаночного времени». Автор, исследуя древнерусские летописи и арабские источники, относящиеся к донским походам русских князей Владимира Мономаха и Игоря Святославовича, досконально просчитывая пройденный путь княжеских дружин, приходит к любопытным выводам. В частности он утверждает, что половецкий город Сугров, разгромленный русским воинством в 1111, 1113 и 1116 годах, находился не на территории Восточной Украины, и даже не у столицы Ростовской области. Он пишет: «Сугров, скорее всего, находился не у Аксая на территории Ростова-на-Дону (Кобяково городище), а где-то километров на сорок восточнее, напротив поселка Багаевского». Если это так, то руины, которые видел турецкий путешественник, могли бы быть остатками древнего поселения и половецкого города Сугрова в том числе. Напомним, что половецкие племена были серьезными противниками Древней Руси. Этот тюркоязычный народ, занимавшийся преимущественно кочевым скотоводством и ремеслами. Их предки прежде кочевали в степях между монгольским Алтаем и восточным Тянь-Шанем, но под давлением конкурентов с середины X в. расселились в степях Северного Причерноморья и Кавказа.  Половцы причинили не мало бед городам Руси. В ответ следовали экспедиции русичей, одна из которых зафиксирована в знаменитом «Слово о полку Игореве». В Багаевском районе кроме всего прочего открыты половецкие курганы, найдены оригинальные надгробные истуканы - каменные «бабы». Но вернемся к записям турецкого путешественника.

Челеби говорит о многочисленном населении края, и мы с ним соглашаемся. Именно в этот период численность казаков в городках резко увеличивается.

Теперь об имени Жапуха. Этот топоним очень напоминает турецкое слово «Чапух» - быстрый. Если это так, то становится понятно, почему молодой Багаевский городок произвел на Эвлию большое впечатление, чем Мачков – Маныч. Попросту на 1667 год Багай – Жапуха динамично (быстро) развивался.  Почему же в дальнейшем Багай не стал крупным центром округи, тоже объяснимо. С 1667 до 1709 гг. в здешнем крае кроме постоянных набегов ногайцев, наводнений и пожаров произошли и другие напасти. Разгром восстания Степана Разина обескровил донскую землю. В 1688 произошло жестокое подавление выступлений манычских староверов с массовым исходом казаков из ближайших городков на Кубань. В 1707 в Багае свирепствовала карательная экспедиция князя Долгорукого. В 1709 репрессии со стороны царского правительства повторились, какое тут процветание?! Но все же Багаевский городок устоял.

В 1695 году Петр – I , проходя со своим войском на первый штурм Азова, оставил в своем походном журнале запись: «БЕРСЕНЕВ, БЕЗСЕРГЕНЕВ. "Стоит на берегу, на ровном месте", перед устьем реки Аксая, которая "течет из Дону в правую сторону и вышла опять в Дон позади Черкаского". БАГАЕВ. "На правой стороне стоит, на берегу". В 1707 году Багай фигурирует в описании восстания Кондратия Булавина. В 1715 городок попадает в донесения российскому императору «…в Тамбове были "заподлинно" получены известия о том, что кубанская орда и "вор" Некрасов "пошли и реку Дон между казачьих городков Багаева и Бесергенева перелезли и Донец перешли ниже Быстрянска на сей бок"

В известной энциклопедии Татищева (середина  XVIII века) указано: «Багай, станица Донская на острову реки Дона, выше Черкаскаго 15, от Манич 8, ниже Безсерганова 14 верст».

В конце 18 века, в тот момент, когда ногайцы, извечные противники казаков были уничтожены, а границы Российского государства отодвинулись к Кавказу, российское правительство стало вынашивать проекты о массовом переселении казаков на новые рубежи империи. Это вызвало открытый бунт, который в исторической литературе именуется как  «Мятеж пяти станиц». В действительности, он охватил не пять станиц, а половину Донского войска. На Дон были введены регулярные армейские части, мятеж подавили без кровопролития. Станица Багаевская не попала в 1793-94гг. в списки благонадежных, потому, что при получении списков к переселению багаевские казаки  некоторое время колебались. Есть мнение, что не только извечная затопляемость казачьих станиц привела к переселению на новые места в 1805 году. Процесс мог стать следствием непокорности и неблагонадежности данных населенных пунктов.

 Так по крупицам можно собирать данные и некоторые подробности из прошлого Багаевской округи. К 1795 году согласно государственной описи в станице проживало больше тысячи жителей мужского пола. Против 200 станичников в начале 18 века прогресс налицо!

В подготовке статьи «Багаевский городок в старинных манускриптах» использована следующая литература:

1) Эвлия Челеби. Книга путешествия (Извлечения из сочинения турецкого путешественника XVII века) Перевод и комментарии.

2)     Королев В.Н. Донские казачьи городки у Эвлии Челеби // Историческая география Дона и Северного Кавказа

3)    Королев В.Н. Роспись донских казачьих городков конца XVI века // Историко-археологические исследования в Азове и  Нижнем Дону в 1991 году.

4)       Логинов А.Н. Городки донских казаков

5) Походные и путевые журналы императора Петра I 1695,1696,1697,1698,1699,1700,1701,1702,1703,1704,1705,1706,1707 и 1708 годов. Изданные по современному списку. Походный журнал 1695 года.

6) Андрей Чернов. Хроники изнаночного времени

7) Щербина Ф.А. Заселение старой линии

 

 

Информация собрана НОУ «Эврика», силами учащихся Багаевской школы №3. Отредактировано А.В.Шапоренко учителем обществознания